«Женщин накачивают страхом! Мы не верим в фальшивые синяки!»: в Новосибирске многодетные матери выступили против закона о домашнем насилии

0 12

Православные активисты называют закон «фашистским», его автор ответила на критику общественников через КП-Новосибирск

«Женщин накачивают страхом! Мы не верим в фальшивые синяки!»: в Новосибирске многодетные матери выступили против закона о домашнем насилии

Новосибирские многодетные мамы против закона о насилии.Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Изменить размер текста:AA

В Новосибирске православные активисты с призывом: «Руки прочь от наших семей!» рьяно вступили в борьбу против закона о домашнем насилии. В соцсетях запустили флешмоб «За семью» — в интернете эмоционально убеждают людей выступать за отмену инициативы. «Фашистский» — именно так православные активисты называют закон, который поддержали тысячи женщин, столкнувшихся с реальным бытовым насилием. В своих обращениях к людям общественники делают упор на то, что из-за нового закона в России станут процветать однополые отношения:

— Последний оплот нашей русской цивилизации — это традиционная семья! Против наших ценностей и традиционной семьи начинается война! Сегодня по всему фронту информационного поля, в СМИ и социальных сетях идет массовая агитационная кампания со словами #ЯНЕХОЧУУМИРАТЬ! Данная акция призвана рассказать нам о том, какое ужасное насилие творится в российских семьях! Нам приводят ложную статистику, превышающую реальные цифры насилия в десятки раз, размещают ролики и постановочные фотографии женщин с фальшивыми синяками. Женщин накачивают страхом и недоверием по отношению к мужчинам. Мужчин выставляют садистами и насильниками!

Мы попросили Регину Пидякову, одну из сибирячек, активно поддерживающих флешмоб, прокомментировать, почему она выступает против закона о домашнем насилии. Наш вопрос женщина восприняла настороженно, но, подумав некоторое время, все же ответила. А для начала скинула нам один из материалов, которые активно распространяются в рамках флешмоба православных активистов: юрист рассуждает на тему о том, что слишком много организаций теперь будут контролировать семьи, особенно он возмущен, что в это дело могут быть погружены общественники и некоммерческие фонды.

— Нет совершенно никаких гарантий того, что указанные «некоммерческие организации» не станут легальным прикрытием для групп педофилов, асоциальных религиозных сект или организованных преступных групп, осуществляющих торговлю детьми, — поднимает шум автор.

— Думала, как вам ответить, и поняла, что умнее, чем у этого юриста, у меня не получится. Почитайте и ответьте на свои вопросы сами. А от себя скажу: у меня трое детей, и я не позволю чужим людям лезть в свою семью и учить меня, что — насилие, а что — нет, — ответила Регина.

Корреспонденты КП-Новосибирск связались с правозащитником и одним из авторов закона о домашнем насилии Аленой Поповой, попросили высказать свое мнение по поводу такого агрессивного противостояния:

— Все мифы и страхи, которые используют консерваторы против закона, — их осознанная ложь. Они не видели финальной версии законопроекта, потому что в наш закон до сих пор вносит правки правовое управление Госдумы и Совета Федерации. Все, на что ссылаются консерваторы, уже прописано в законах РФ. Например, если зафиксировано жестокое обращение с детьми либо угроза жизни или здоровью ребенка, то уже сейчас можно и изъять ребенка из семьи, и применить санкции к родителям. Однако нынешние законы реагируют на свершившееся правонарушение и преступление, а наш закон не имеет никакого дополнительного репрессивного характера — наоборот, он направлен на профилактику и работу с агрессором, чтобы не свершилось непоправимое. Плюс поражают вещи, о которых говорят консерваторы: «У мужа и жены нет половой свободы». Приехали!.. «Половая свобода» и «половая неприкосновенность» — это точные юридические термины, обозначающие неотъемлемые права, закрепленные в законах РФ. Отрицать эти права не просто странно — это означает выступать против государства и законов государства. Поэтому надо задать вопрос самим консерваторам: почему они выступают за разрушение основ государства, то есть прав граждан? Они часто говорят о том, что термины «семейное насилие», «домашнее насилие» рисуют отрицательный образ семьи. Это чушь. Отрицательный образ семьи создает существующее насилие, а не термин, его обозначающий. И еще вопрос к консерваторам: почему они так защищают насилие и не хотят называть вещи своими именами? Нельзя убийство, например, не именовать юридическим термином «убийство». Как и существующее насилие в семье нельзя называть одуванчиками или делать вид, что его нет.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.