Как разбитые колокола вновь обретают голос

0 10

Как разбитые колокола вновь обретают голос

На входе в цех на территории института горного дела в Советском районе нас встречает старинный колокол. При появлении новых гостей в него трижды ударяет переодетый в костюм начала 20 века бородатый мужчина. Судьба этого колокола — белое пятно, его попросту подкинули под дверь кабинета батюшки как ненужного ребенка. Не исключают, что литье европейское, или родом из Центральной России. С «подкидыша» сняли копии и создали собственную линейку колоколов.

Копии 22 разбитых колоколов со всей Сибири, от Тюмени до Иркутска, от Красноярска до Бийска, отлили в Новосибирске.

«Разбитый колокол не звучит, а нам очень интересно узнать, как звучали сибирские колокола, — объясняет руководитель проекта «Вернем колоколу голос», заместитель руководителя Сибирского центра колокольного искусства Алексей Талашкин. — Мы занимаемся тем, что лечим, восстанавливаем разбитые колокола, делаем их копии. Здесь сплав науки, культуры, религии, истории и современности. Все соединяется – и прошлое, и настоящее ради нашего будущего. Эти голоса должны вернуть нас в прошлое ради будущего».

Как вернуть к жизни поющий колокол?

Сначала параметры колокола сканируют при помощи специального 3D-сканера и программы. На экране как на рентгене видно и внешнюю поверхность колокола, и внутреннюю. Далее следует определить химический состав с помощью портативного анализатора металлов – сколько нужно меди, цинка, никеля. После того как полученные данные обработаны, по ним на станке с числовым программным управлением воссоздают профили старинных колоколов.

В центре колокольного искусства лечат, восстанавливают разбитые колокола, делают их копии.

На весь процесс создания математической модели и подбора сплава уходит месяц. Сама отливка же занимает у опытного мастера четыре-пять часов, от формовки до готового изделия. Процесс отливки сравнивают с родами – подготовка, как и беременность, занимает большую часть времени, а готовый колокол, как и ребенок, появляется на свет весьма быстро – буквально за 10 минут, пока остывает металл.

Виктор Васильев — седой мужчина в закопченной одежде и с черными от жара печи руками. Семь лет назад он пришел в школу колокольного звона, да так и остался. Получив благословение, за пять лет мастер отлил шесть десятков колоколов по старинным подлинникам. «Сплавы мы до сих пор подбираем, это все время эксперимент. Первая задача, которая у нас стояла – внешность колокола опустили, а звук хотели получить максимальный. Мы взяли профиль со старинного колокола, который хорошо звучал. За звук отвечает форма. И если это не испортить металлом, все это должно работать», — рассказывает начальник технического отдела Сибирского центра колокольного искусства Новосибирской митрополии Виктор Васильев, попутно подготавливая форму для будущего колокола.

Параметры колокола сканируют при помощи специального 3D-сканера и программы.

Температура плавки в печи – 1300 градусов. У наших предков такого жара не было – до ХХ века печи топили березовым угля и плавили бронзу. Колокольная бронза очень легкоплавкая – температура ее плавления всего 880 градусов. Для сравнения: у стали -1400, у чугуна — 1100. Раскочегарить печку до этой температуры 150 лет назад было очень сложно. «Мы ушли от длительных процессов – глина, сушка, накатывание профиля. У нас очень сильно сократился технологический процесс. В наших условиях мы можем это оптимизировать. Наши предки тоже бы так делали, у них просто возможности не было. Если взять их технологический уровень на тот момент, это было что-то на уровне космического производства, они на пределе работали. Таких колоколов ни у кого не было, больше никто так не мог работать», — уверен мастер Васильев.

Главный критерий, по которому отбирали колокола для восстановления – вес до 50 кг. и история создания. Один из колоколов, который воссоздали у нас на глазах – копия колокола тюменского завода купцов Гилевых, на протяжении двух веков отливавших звоны для всей Сибири.

Петр Иванович Гилев был купцом второй гильдии, по нашим меркам он мог бы считаться миллионером. «Гилев и сыновья» изготавливали колокола в Тюмени, их завод был известен на всю Россию. В 1901 году получили высочайшую благодарность от императора Николая II за отливку 9000 пудов колоколов для строящихся у железной дороги церквей. В 1905 году гилевские колокола участвовали в международной выставке в Брюсселе, где получили большую золотую медаль и крест короля Леопольда Второго.

«Сколько церквей создаем, строим, их разрушают. Здесь создано место для того, чтобы восстанавливать. Как этот колокол не нравится темным силам, он же первый возвещает. Сколько мы находим осколков, изыскательная группа зимой долбит песок, ищет загубленные, затопленные… И все эти осколки как бы оживают и оживляют нас», – считает руководитель Сибирского центра колокольного искусства, игумен Владимир Соколов.

Звук 22 голосов

Каждого колокола отливают по два дубликата. Один останется в музее колокольного звона при храме Михаила Архангела в Новосибирске, другой поедет в место дислокации разбитого оригинала – музеи и храмы Сибири.

«Одно дело услышать, как звучал каждый конкретный колокол, а другое дело — соединить вместе и услышать звуковую атмосферу, которой сейчас нет нигде, не существует в принципе. А у нас есть возможность собрать со всей Сибири вместе колокола и узнать, как они звучали», — объясняет идею проекта Алексей Талашкин.

Процесс появления колокола на свет сравнивают с рождением ребенка.

Те колокола, что останутся в Новосибирске, не только будут звучать для горожан, но и радовать глаз в музее при храме Михаила Архангела. Правда, сейчас там для них нет места. «Пока их даже один на один некуда ставить, у нас свалка, а не музей. Ведут переговоры о том, что нам нужно помещение, но чем они завершатся…», — разводит руками основатель Новосибирской школы звонарей, кандидат искусствоведения Лариса Благовещенская. Кроме того, колокола зазвучат в мае в стенах новосибирской филармонии, там же пройдет и выставка, которую смогут увидеть все желающие.

А сам проект будет продолжен. Приобретенное на деньги Фонда президентских грантов оборудование – печь для плавки металла, сканер, портативный анализатор определения химического состава металла – останется у звонарей. Работа по поиску и восстановлению колоколов не прервется, ведь в базе данных – более 200 колоколов со всей России, которым можно вновь вернуть голос.
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.