Разговор о спорте: «Велодрагрейсинг — это для обычных велосипедистов»

0 6

Разговор о спорте: «Велодрагрейсинг — это для обычных велосипедистов»

Вероника Иванова: Велодрайгрейсинг — что это за вид спорта? Напоминает драгрейсинг, судя по всему, приставка к тем гонкам, которые одно время считались не совсем легальными, как мы помним по всяким фильмам. В велосипедном драгрейсинге принцип тот же? Или нет?

Евгений Пирожинский: Да, идея была сделать любительские соревнования по велодрайгрейсингу. С тех времён, когда это были уличные соревнования между ребятами. Так и понеслось. В прошлом году мы попробовали, это понравилось и участникам, и зрителям. В этом году мы провели второй фестиваль драгрейсинга.

Вероника Иванова: Сколько у вас участников? Кто приезжает, это велосипеды с крыльями огня? Какая атрибутика? Вдруг кого-то зажжём идеей!

Евгений Пирожинский, Людмила Пирожинская и Андрей Филиппов. Евгений Пирожинский: Мы позиционируем соревнования по драгрейсингу как любительские для обычных велосипедистов, которые ездят в городе, на работу. Для тех, кто не является спортсменом, для кого это что-то отдаленное. Попробовать себя в роли спортсмена, в каких-то соревнованиях поучаствовать.

Вероника Иванова: В чём принцип? Что нужно делать? Гоночка в каком плане? Сколько нужно проехать? С кем соревноваться? Сколько человек одновременно едут?

Людмила Пирожинская: Данные гонки — это расстояние 201 метр, парные заезды, в соревнованиях не должно быть профессиональной подготовки. Регистрация была открыта за месяц до начала соревнований и многие участники зарегистрировались в ходе самого соревнования — они просто подходили и спрашивали. Достаточно большой поток людей был.

Сложность заключалась в том, что здесь встречаются как любители, так и профессионалы и, естественно, в большинстве случаев побеждает сильнейший. Тот, кто рассчитывает свои силы — выигрывают гонку.

Михаил Якимов: В чем основная сложность для судьи? Как определяете финиш? Есть фотовидеофиксация? Смотрите также Разговор о спорте: «Фанаты сделали ремонт в раздевалке главной команды»

Людмила Пирожинская: К сожалению, фотовидеофиксации у нас не было. Были глаза Евгения. Что касается основной сложности — у нас было трое судей: двое были на старте (я и Юлия), а Евгений был судьей на финише. Мы общались по рации. Когда финиш был готов, я запускала участников, Юля давала отмашку, она готовила участников, чтобы они не заезжали за линию, соблюдали все правила, чтобы не было фальстарта. После этого запускался флаг, и участники начинали заезд. Евгений фиксировал результаты и передавал их мне по рации.

Вероника Иванова: Сколько нужно проехать? Сколько участников приехало на соревнования?

Евгений Пирожинский: Сбор участников мы проводили за месяц по олимпийской таблице соревнований — идёт борьба на выбывание. Мы бер1м определённое количество участников, в этом году у нас было 64 человека, и начинается каждый этап. Их становится меньше в два раза, пока уже не начинается полуфинал и финал.

Вероника Иванова: В итоге победителями остаются два человека? Спортсмены вышли в финал?

Вероника Иванова, Евгений Пирожинский и Людмила Пирожинская. Евгений Пирожинский: Да, в этом году, даже не спортсмены, а ребята, которые были физически больше подготовлены. Подготовка велосипеда (легче, круче, больше) не особо влияет, тут ставка уже больше именно физические силе, на выносливость. У нас определённая длина трассы по стандартам, как в автомобильном драгрейсинге, есть 2 стандарта — 201 и 402 метра. Мы выбрали для велосипеда 201 метр. Оказывается, не так просто на велосипеде проехать эти 201 метров, потому что успеваешь уже всё, на выдохе уже — когда это кончится.

Вероника Иванова: Сколько времени примерно занимает проехать 201 метр?

Евгений Пирожинский: Секунд 30-40. У победителя, наверное, 20-30. Тем не менее, за эти секунды ты выжимаешь из себя всё, что можешь.

Вероника Иванова: Причём несколько раз? Тот, кто в финал вышел, сделал это сколько раз?

Евгений Пирожинский: Не меньше пяти раз.

Михаил Якимов: Что самое сложное было в организации? Вы договаривались с какой-то площадкой, чтобы было удобно собрать всех вместе?

Андрей Филиппов: В этом году мы выбрали площадку перед «Ройял Парком». Она подошла нам по всем критериям. Там прямая площадка. В этом году мы хотели сделать формат интересный для зрителей.

Посетителям неинтересно смотреть, когда кто-то просто катается. Драг интересен тем, кто участвует в нём.

На площадку приехали машины, показали красоту и силу звука. Это одни из наших партнёров. Было мотошоу, фаершоу в течение четырёх часов. Мы развлекали и публику, и в перерывах интересно было самим участникам. Именно поэтому была выбрана эта площадка — по удобству размещения.

Вероника Иванова: С точки зрения достижения результата: площадка должна быть ровная, это 200 метров плюс еще зазоры от и до финиша? У нас есть что-то подобное, если вы захотите сделать 400 метров?

Андрей Филиппов: Мы подобрать сможем, у нас уже на примере есть одна, мы ведём переговоры со следующей площадкой, где хотим в следующем году провести. Там позволяет нам провести как на 200 метров, так и на 400. Мы путем опроса участников в группе определим.

Михаил Якимов: Сейчас главная цель — это следующий фестиваль на следующий год организовать. Нет ли идеи, а, может быть, уже существует — федерация, официальные или полуофициальные соревнования? Чтобы это было не так фестивально, а те, кто действительно хочет заниматься, кому нравится именно этот формат, кто подбирает велосипеды специальные. Чтобы была постоянная возможность участвовать.

Евгений Пирожинский: Я ещё с прошлого года заметил: есть ребята, которые прямо «загорелись» колеса облегчать и др. По поводу федерации или более глобальных замыслов у нас пока нет. Всё-таки гонки позиционируем как любительские, уличные. Вне «закона», вне федераций, вне «формата». Дальше посмотрим, как минимум мы хотим их раз в год проводить. Участникам было бы действительно интересно для себя путь отслеживать: в том году, в следующем, в этом. Прогресс наблюдать.

Вероника Иванова: Кто-то уже начинает облегчать колеса и прочее, есть какие-то фишки, которые позволяют быстрее проехать эти 200 или 400 метров. Что ещё это позволяет делать? Физическая форма, более лёгкая техника?

Андрей Филиппов: Удобная одежда. Есть джерси, штаны, которые позволяют быстрее крутить педали. Одежда играет роль. Естественно, повезло, что не было дождя — сухая, теплая погода. Сцепление с дорогой тоже имеет значение.

Евгений Пирожинский. Вероника Иванова: А тренировка до этого? Или можно прямо сесть, и ничего хитрого нет? Или лучше потренироваться стартовать? Смотрите также Разговор о спорте: «Я брал байдарку, выходил с работы и плыл домой»

Андрей Филиппов: Были те, кто в прошлом году участвовал, кто просто по городу ездит.

Вероника Иванова: По поводу состава участников: были ли среди гонщиков девушки? Смелые сибиряки, которые не стеснялись соревноваться с парнями?

Людмила Пирожинская: По сравнению с прошлым годом у нас, к сожалению, в этом году не набралось определённое количество участников для женской категории. В том году было восемь девушек, в этом году мы не смогли набрать. Поэтому у нас была только категории — драгмен. Также про категории. В прошлом году у нас было разделение по моделям велосипедов: синг, шоссеры… Это виды велосипедов, на которых ездят наши участники. В том году было разделение категорий, в этом году мы не стали этого делать. Могли разные модели велосипедов соревноваться. Возвращаясь к предыдущей теме, — что может принести победу. У нас была ситуация: два участника пришли почти единовременно к финишу и мы устроили перезаезд, так как не было понятно, кто из них приехал первым. Во втором заезде молодой человек сумел переключить скорость и вырвался вперед. Умение пользоваться скоростями тоже несет победу.

Вероника Иванова: Нужна система видеопросмотра, как в футболе, уже и в вашем виде спорта.

Михаил Якимов: Почему девушек не набралось в этом году, если в прошлом были?

Евгений Пирожинский: Девушки говорят: «Ой, нет, соревнования, я не готова, это страшно для меня. Это что-то очень высокое».

Мы стараемся позиционировать велодрагрейсинг как любительский, и я надеюсь, что в следующем году мы сможем собрать необходимое количество, чтобы девушки тоже участвовали.

Вероника Иванова: Это обязательно делать только летом? Зимних заездов не планируете?

Михаил Якимов: Сейчас же есть велосипеды, которые способны по нашим сугробам кататься.

Евгений Пирожинский: Мы посмотрим.

Михаил Якимов: Откуда появилась идея соревнований? Где-то подсмотрели или это чисто ваша находка, придумка?

Андрей Филиппов: Фестивальный формат появился в самом начале, когда мы начали его готовить. Мы подумали, что драгрейсинг интересен участникам будет, а надо завлечь еще просто людей, кто идет по своим делам: «О, там что-то интересное творится! Надо посмотреть». Так родилась идея пригласить множество партнеров, чтобы они тоже что-то показали свое. Был у нас партнер — машины приезжали, очень классно. И я сам удивился, что можно вытворять на мотоциклах, которые приехали. Я много чего видел, но они меня поразили.

Вероника Иванова: То есть расширение кругозора у всех спортсменов любых направлений? Те, кто на мотоцикле и автомобилисты узнали о велодрагресинге.

Андрей Филиппов: Мы знали, что они делают на площадках где-то, и на «Меге» у них есть сходки свои на машинах. А здесь получилось, что они пришли к нам как гости: узнали о нашем движении, мы посмотрели изнутри их направление.

Евгений Пирожинский: Это не впервые. В других городах проводятся такие соревнования, даже у нас такое было. Насколько я поднимал информацию: то ли это не «заходило», то ли скучно. На самом деле любые соревнования — это скучно, я знаю как участник. Соревнования — это скучная штука, которая проходит полдня или весь день. Соревнуются, кто-то пришёл, посмотрел — скучно, нудно, не могу. Мы решили добавить огоньку, азарта, чтобы люди, которые приходят, посмотрели сам момент драйва, когда участники соревнуются, вот это круто смотрится.

Андрей Филиппов: И возможно, в следующем году они захотят в роли участника прийти.

Вероника Иванова: У нас вот-вот снег выпадет. Может быть, в европейской части есть такие соревнования? Знаете что-то о них? Может быть, в Екатеринбурге, где-то, где потеплее? Куда можно ещё успеть?

Евгений Пирожинский: «Гугл» мне показывает, что в Москве точно есть такое. Там, вроде, это на автодромах проводят. На самом деле, там это уже больше спортивные дисциплины, шоссейный велосипед. Там профспорт больше. Любителям там уже не бывать к сожалению.

Михаил Якимов: А для развития в нашем городе что нужно? Может быть, какой-то трек специализированный?

Евгений Пирожинский: По сути что нужно? Есть велосипед, есть желание. Ты катаешься, и если это тебя воодушевляет, ты хочешь что-то попробовать, новое открыть.

Не каждый человек готов к соревнованиям, нужна какая-то форма, физическая подготовка. Мы можем дать возможность попробовать, испытать себя.

А потом у человека загорится: я хочу теперь спортсменом стать. Велодорожки вполне бы подошли, люди бы катались на велосипедах. Открыли его для себя сначала, что это не детский транспорт, можно кататься всем. Средство передвижения.

Михаил Якимов: На набережной велодорожки появились. Теперь надо отучит людей ходить по велодорожкам, чтобы они были для велосипедистов только.

Вероника Иванова: Я так понимаю, нужны базовые навыки у большего числа людей и популярнее будет конкретно велодрагрейсинг.

Блиц-опрос:

Ваш любимый спортсмен:

Евгений Пирожинский: «Сибирь», хоккеисты.

Людмила Пирожинская: Я с самого детства смотрела с дедушкой фильмы с Джеки Чаном. Я считаю его прекрасным спортсменом, каскадером.

Андрей Филиппов: «Сибирь».

Хобби:

Евгений и Людмила Пирожинские: Тренажерный зал, по лесу любим погулять, попутешествовать. Лес, грибы, Алтай.

Андрей Филиппов: Семье время уделить.

201 или 402 метра — что интереснее:

Евгений Пирожинский: Сейчас пока 201 метр, это по возможности сейчас. Технически 402 не на всех площадках можно реализовать. 201 метр пока для участников — оптимальная норма.

Андрей Филиппов: К длинной трассе они пока не готовы и не доедут.

Лучшее место на Земле:

Андрей Филиппов: На даче.

Евгений и Людмила Пирожинские: Караканский бор. Там проходит хороший музыкальный фестиваль. Там красиво, свежо, атмосферно.

Любимый фильм или книга:

Андрей Филиппов: Не хватает времени ничего посмотреть, хотя очень хочется.

Евгений и Людмила Пирожинские: Мы остались с мужем под большим впечатлением, недавно посмотрели фильм «Люси», где рассказывается о девушке, которая начала использовать возможности головного мозга на 100%.

Полную запись интервью смотрите на видео:

Видео: nsknews.info
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.