«Сибирь» впервые за четыре сезона вышла в плей-офф.

0 24

"Сибирь" впервые за четыре сезона вышла в плей-офф.

Это уже напоминало проклятье девятого места. У нее пять легионеров из Финляндии и молодой тренер.

Любая история о том, как какая-либо спортивная команда не может выиграть трофей 30, 40 и даже 50 лет, но в конце концов его все-таки выигрывает, идеально подходит для сценария драматического кино. Эталонная спортивная драма. И в нашей жизни полно таких историй. Куда ни посмотри, обязательно встретите болельщика, который всю жизнь подобно Хатико ждет чемпионство любимой команды. Ох, сколько шуток слышат о себе фанаты «Торонто»! Популярного, богатейшего, но от этого не менее несчастного клуба.

«Сибирь», конечно, не «Торонто». В Новосибирске нет своих Нюландеров и Марнеров. Нет и проблемы потолка зарплат. В отличие от канадского клуба, в него сибиряки не упрутся даже в следующем сезоне, когда планка опустится до 900 миллионов. В остальном же параллели вполне уместны. Новосибирск, как и Омск, это вполне себе наша Канада. Те же морозы и снегопады, а люди сходят с ума по хоккею. Порой, безответно. И если «Авангард» когда-то давным-давно, с Сушинским-игроком, а не Сушинским-президентом, брал кубок, то «Сибирь» об этом даже боялась мечтать.

В российском хоккее, где классовое расслоение демонстрируется почти также наглядно, как взявшей «Оскар» корейской киноленте «Паразиты», нет смысла считать десятилетия без чемпионства. Куда более жизненным мерилом является плей-офф. Возможно, это всего четыре матча. Причем только два — дома. Казалось бы, отсрочка отпуска на неделю-другую, зачастую с предсказуемым финалом, но как же разнится послевкусие. От того, на каком месте завершила сезон твоя команда, на восьмом или девятом, зависит чувство причастности к чему-то большому.

Три года новосибирские болельщики были на этом кубковом празднике чужими. В шаге от плей-офф «Сибирь» оставалась при Андрее Скабелке — вчерашнем идоле и творце единственных в истории медалей, от которого в определенный момент устали хоккеисты. В роли пожарных, пробирающихся к восьмому месту с мигалками и сиреной, пробовали себя Владимир Юрзинов-младший с Александром Андриевским. Безуспешно. Оба, что любопытно, в этом сезоне вновь примерили на себя роль, отточенную в Новосибирске. Кто бы ни тренировал «Сибирь», останавливалась она на девятом месте.

На днях это проклятие было снято. Без фанфар и фейерверков. Достаточно буднично, сугубо технически. Дело в том, что сама «Сибирь» две возможности въехать в плей-офф красиво, и без посторонней помощи, упустила. Ни «Куньлунь», ни следующий за китайской командой «Сочи» ей не покорились. Помогли конкуренты, синхронно проигравшие и обеспечившие тем самым досрочное попадание в восьмерку. В этот момент из громкоговорителей города-миллионника должна была заиграть песня группы «Тату». Их действительно уже не догонят.

Причины возрождения «Сибири», которая долгие годы была олицетворением команды-выскочки, в какой-то мере даже команды-витрины, стоит искать в прошлом феврале. Именно тогда, в разгар погони за уходящим восьмым местом, Кирилл Фастовский массово подписывал новые контракты с игроками. Еще не было понятно, выполнят ли эти игроки задачу. Не все понимали, кто с этими игроками будет работать. Более того, было неизвестно, останется ли сам генеральный менеджер. Тучи над Фастовским сгустились так, как никогда за его почти десять лет работы в Новосибирске.

То, что сделал Фастовский, нельзя назвать менеджерским подвигом. Оставить в команде Дмитрия Саюстова или Егора Миловзорова — не тоже самое, что отвоевать Максима Шалунова и Сергея Шумакова у ЦСКА. «Сибирь» оставила тех игроков, которые ей по размеру. Ни больше, ни меньше. Тот же самый Саюстов этот сезон проводит гораздо слабее, чем предыдущий, но само по себе наличие стабильного русского костяка — это то, чего новосибирцам так не хватило предыдущие годы. Тогда бывали ситуации, что на контракте оставался один-единственный нападающий. Остальных приходилось соскребать по самым отдаленным углам лиги.

Сегодня странными покажутся весенние стенания новосибирских болельщиков об уходе Шейна Принса и Жильбера Брюле. Один пригодился только вечным аутсайдерам из Минска, а второй проваливается в Китае. На их месте вполне благополучно зажигает финская связка Руохомаа — Пуустинен. Летом в Фастовского только ленивый не кидал камень за поспешное расставание с американцем Сэмом Лофквистом ради еще одного финна Юрки Йокипакки. Как итог, защитник, пришедший в команду перед самым стартом сезона, добрался аж до Матча Звезд.

Пример «Сибири» образца 2016–2019 гг. доказывает теорему о том, что команде-середняку нечего делать без топового голкипера. Такое, в принципе, применимо и к претендентам на чемпионство, но они могут замаскировать проблемы в воротах слаженной обороной или вовсе плясать от атаки. Малобюджетным командам если и есть смысл в кого-то вкладываться, то только во вратаря. До того, как найти Харри Сятери, новосибирцы страдали вместе с порвавшим кресты Александром Салаком, нанимали временщика Дэнни Тейлора и безуспешно лепили первого номера из Алексея Красикова. Финн, который в свое время затаскивал в плей-офф «Витязь», этот шторм успокоил.

Ну и, конечно, тренер. Николая Заварухина во главе «Сибири» видели еще раньше прошлого февраля. Собственно, его уже звали на эту должность, но тогда не отпустили бывшие работодатели. Заварухин — не самый молодой тренер в КХЛ, но это чуть ли не единственное новое имя в лиге за последние два-три года. Вспоминается разве что Николай Цулыгин, его друг и земляк, возглавляющий «Салават Юлаев». Но если Цулыгин принял башкирский клуб практически без опыта, то Заварухин работал главным в МХЛ, помощником в ВХЛ, потом опять же помощником, но уже в КХЛ, где много перенял у Владимира Крикунова.

Заварухин — это не первый молодой тренер, которого для российского хоккея открывает Фастовский. Мало кто помнит, но босс «Сибири» буквально подобрал Дмитрия Квартальнова, когда того прямо перед плей-офф уволили из Череповца. Андрей Скабелка перед тем, как взять бронзу с «Сибирью», на родине считался тренером-неудачником. Именно в Новосибирске первый тренерский опыт получал Дмитрий Юшкевич. Заварухин идеально вписался в этот ряд. А еще его карьера — это о том, что перед тем, как браться за большие проекты, не мешало бы поучиться. И не за партой, а в боевых условиях.

Молодой, но уже напитавшийся знаний, тренер. Надежный вратарь. Сохранившийся костяк. Точное попадание с легионерами. Так вкратце выглядит рецепт зелья, выпив которое, «Сибирь» сняла с себя проклятие девятого места. Теперь в Новосибирск вместе с запахом весны придет запах плей-офф. А учитывая, что основной вратарь «Автомобилиста» (самого вероятного соперника по первому раунду) только-только перенес операцию и вряд ли скоро выйдет на лед, можно будет помечтать и о чем-то большем. Аппетит, как известно, штука нестабильная и легко поддающаяся на провокации.

Дмитрий Ерыкалов, Sport24

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.