Чему Россия может поучиться у Украины. А что ни в коем случае не повторять

0 12

Спецкор «КП» Александр Коц решил найти хоть что-то хорошее у наших самых близких и, увы, самых «заклятых» сегодня соседей и братьев — украинцев

Чему Россия может поучиться у Украины. А что ни в коем случае не повторять

Примерно такой Украину представляют на российских телеканалах. И ведь не врут! Просто показывают только страшные и кровавые стороны незалежной. О хорошем — ни слова. (Хотя, если честно, и о России хорошего на нашем ТВ мало.)Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Изменить размер текста:AA

И вот что из этого вышло.

В русском телевизоре про сегодняшнюю Украину — или плохо, или ничего. Или обидные шуточки. Если честно, то во многом этот негатив заслуженный. Но, подумали мы, неужели у соседей, наших братьев, совсем ничего хорошего не происходит? А русская пресса об этом молчит?

Дошло до того, что украинский политолог Михаил Погребинский пожаловался Владимиру Путину в Сочи, на клубе «Валдай», что российские телеканалы порой выставляют Киев в невыгодном свете. Украинцам, которые это смотрят (а они смотрят!), обидно. И Путин согласился: «Если это так, то нашим программам чего-то не хватает».

ХОРОШЕЕ — В СТУДИЮ!

За этой «нехваткой» мы погрузились в пучины украинских СМИ. И чем глубже, тем больше казалось, что нынешняя Украина — кривое зеркало, в котором отражается то ли наше недавнее — из 90-х — прошлое, то ли наша альтернативная реальность, к которой мы, слава богу, не пришли.

И тем не менее, может, есть хоть что-то, чему украинцы могли бы нас научить? Мы же, по признанию Путина, один народ. А значит, и думать должны одинаково.

Что же мы нашли хорошего? Чему радуются, чем счастливы, о чем мечтают украинцы?

Не будем брать в расчет мечты: вот Запад додушит Москву санкциями, Россия развалится, и тогда Украина заживет, поля заколосятся, Донбасс сам приползет на коленях, и будет в Киеве праздник. Таких раскладов в киевской прессе и особенно в интернете — вагон и тысяча тележек.

Но есть, например, и намерение правительства Украины совершить экономическое чудо. Предпосылки для этого вроде есть. Во II квартале этого года зафиксирован наибольший за последнее время рост ВВП страны — 4,6%. А украинский премьер Алексей Гончарук считает, что в следующем году рост дойдет до 5% (правда, Всемирный банк дает Украине прогноз скромнее — 3%). Россия о таком росте пока лишь мечтает. У нас он 1 — 1,5%.

Спрашивается: как же Украина достигла такого роста, если все мы знаем, что промышленность там разрушена, заводы стоят, а землю вот-вот скупят иностранцы?

С ЗЕРНОМ И МАСЛОМ ПОВЕЗЛО

— Честно, у меня сомнения в этих цифрах, — признался нам тот самый Михаил Погребинский, жаловавшийся Путину. — Но если они правдивы, то ничего удивительного. От очень низкого старта гораздо легче получить плюс 3%. Россия по ВВП в семерке самых мощных экономик мира. А Украина — на 70-м месте. Вот и сравните. Да, этот год был очень хорош для украинского экспорта. Цены на зерно, подсолнечное масло, железную руду пошли вверх. При этом деградация промышленности Украины и вправду сильная. Зато сельское хозяйство растет. Строительство в плюсе. Нет у нас настолько черной картины, какую подают российские СМИ.

— Цифры роста украинского ВВП довольно лукавы, — соглашается эксперт по Украине, член Совета по межнациональным отношениям Богдан Безпалько. — Это цифры из области спекуляций на разнице курсов валют. Одна статистика высчитывается в национальной валюте, другая — в иностранной. Благодаря чему при пересчете — рост. Сами украинские политики признают: чтобы достичь домайданного уровня 2013 года, нужно, по разным оценкам, от 10 до 20 лет. А если упадут цены на металл и зерно? С Украины люди уезжают — тоже показатель. В том числе в Россию. То есть с экономической точки зрения Россия более привлекательна. Украина, к слову, единственная республика бывшего СССР, которая не достигла своего же уровня ВВП до распада Союза.

— То есть похвалиться в экономике Украине нечем?

— Ну почему? На Украине, например, люди научились выживать благодаря своим подсобным хозяйствам. Но это нацелено именно на выживание, а не на качество роста экономики.

Чему Россия может поучиться у Украины. А что ни в коем случае не повторять

Владимир Зеленский — самое яркое олицетворение нескучной политики Украины. Многие считают, что он лишь играет роль президента. «Вот вчера ему даже дали поиграть молоточком в парламенте Латвии», — пишет украинская пресса.Фото: YouTube

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ

— Зато у Украины есть мощная идеология, а у России нет?

— Украина просто сформулировала тип будущего, к которому и стремится. Россию он совершенно не устраивает, потому что будущее по-украински — это националистическая унитарная страна, — продолжает Богдан Безпалько. — Но у Украины эта цель есть, она к ней идет. А у России, мне кажется, модели будущего до сих пор нет. У Москвы есть лишь множество тактических задач, в итоге она вынуждена только реагировать на текущие вызовы извне или внутри…

И второе, что вызывало у меня уважение, — это мощное волонтерское движение на Украине. Я не одобряю действий украинской армии, и уж тем более националистических батальонов… Но все последние годы они существовали во многом за счет волонтеров — обычных граждан, которые смогли объединиться, собрать ресурсы и направить их на поддержку армии и нацбатов. В России же люди устали от «украинской темы», и волонтерское движение помощи Донбассу во многом сошло на нет. Хотя люди в Донбассе, нуждающиеся в помощи, никуда не делись. Их количество только растет. Как и число раненых.

— Но все ли на Украине разделяют такую националистическую «модель будущего» своей страны?

— Конечно, нет. И многие тоже погружаются в апатию. И даже праворадикалы уже ведут себя не так агрессивно. Но в России эта усталость — от отсутствия стратегии. В том же Донбассе люди не понимают, куда они движутся. Потому что непонятно, куда движется Россия. На Украине наоборот — идея чаще превалирует над материальным. И часть людей может идти к этой идее, даже если для экономики это невыгодно. Кстати, способность к объединению продемонстрировала и другая часть общества — верующие.

Как их ни пытались насильно загнать в созданную Петром Порошенко «автокефалию», выгнать из храмов, захватывая их, они все равно стойко держат удар. И они показывают, что вместе составляют большинство верующих Украины. Это продемонстрировали Крестные ходы — огромное количество людей, у которых нет ни ресурсов, ни поддержки, продолжают стоять на своем. Вот этому многим в России точно надо поучиться.

ВЫБОРЫ ВЕСЕЛЕЕ, А ИТОГ ГРУСТНЫЙ

— Еще говорят, что на Украине выборы поинтереснее, а в России все предсказуемо.

— С одной стороны, да, на Украине до конца ничего не известно, — считает Михаил Погребинский. — С другой, избирается человек, неадекватный для своей должности. Он не подготовлен, но оказывается вершителем судеб большой страны. Хорошо, что можно отправить плохого президента Порошенко в отставку. Но вместо него приходит человек, который лишь играет роль главы государства. Это грустная история. Опять же, на Украине можно в отличие от России спокойно выйти на улицу и орать матом на действующую власть — никто не разгонит. Вроде свобода собраний, а куда она движется? Срывать разведение сил в Донбассе? У нас нет полной монополизации главных телеканалов, как в России. Потому что украинские телеканалы принадлежат разным олигархам, и можно наблюдать отражение разных позиций. Это хорошо. Но то, что олигархи через эти телеканалы реализуют свои планы — это минус.

— Я думаю, очень большое количество граждан Украины сменило бы свои «интересные выборы» на скучную, унылую стабильность. Как в Европе, в США, либо в России, — замечает Богдан Безпалько. — В Америке сколько десятилетий уже две партии? Или в Великобритании? Сколько лет в Германии правит один и тот же блок? Там канцлер не ограничен в сроках у власти. Политически можно было бы допустить в России большее число социальных лифтов, ротацию элит. Но, мне кажется, этому надо учиться не у Украины, а скорее у Китая.

Сейчас борьба за власть на Украине — это борьба между олигархами. А многие политики выступают в лучшем случае как их союзники, в худшем — как марионетки. Смотрите: Россия и Китай — страны большие. А Украина — средняя. В России рыхлой парламентско-президентской властью (как на Украине) трудно было бы удержать такие огромные территории. Даже невозможно, как показывает история. Как только власть в России ослабевала, как при Горбачеве или Николае Втором, Борисе Годунове, — страна рассыпалась.

— Но с Украиной у России исторически много общего…

— Этот ресурс до сих пор не могут толком использовать. Если бы Украина была так же сильно связана с соседней Польшей или с Великобританией, она бы давно уже стала ассоциированной территорией с этими государствами. И постепенно это может произойти после смены поколений, возведения искусственных языковых и культурных барьеров, после того, как людям окончательно привьют иную историческую память. У человека даже с другим языком, но с общей с Россией исторической памятью будет комплиментарная к этой стране идентичность.

В 1914 году в концлагерях Терезин и Талергоф уничтожали не уроженцев Вологодской губернии или Урала. Там убивали жителей Галиции, которые считали себя русскими. Любили Пушкина, пытались быть культурно связанными с Россией. Потому в Австро-Венгрии, заподозрив в нелояльности, решили их просто убить. Так что главное — сохранить на Украине у людей правильную историческую память и идентичность.

— При конечной цели сегодняшней Украины это сделать сложно…

— Согласен. Люди, которые изобрели «украинскую стратегию», стремятся изобрести и свою историческую память, выковать русофобскую идентичность. И делают сейчас именно это.

Чему Россия может поучиться у Украины. А что ни в коем случае не повторять

Национализм уже так вбит в головы молодежи на Украине, что любая власть в стране будет вынуждена с этим считаться. Этот джинн выпущен из бутылки, и запихнуть его обратно может только сильный президент.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«УДЕЛЯЙТЕ ВНИМАНИЕ РУССКИМ»

— Вот такого нам точно не надо. А от какого еще «украинского опыта» России надо держаться подальше?

— Точно надо избежать передачи контроля над принятием важнейших решений внешним силам. Люди, оказавшиеся сегодня в правительстве Украины, представляют интересы транснациональных корпораций, а не интересы своего государства, — считает Михаил Погребинский.

— Украина находится если не под прямым внешним управлением, то под прямым влиянием Запада. И оно работает не на саму Украину, а на США или ЕС, — соглашается Богдан Безпалько. — В России, конечно, подобного допустить нельзя.

А еще Украина отказалась дать хоть какую-то самостоятельность своим регионам. Она всегда пыталась быть сверхунитарной. В России — наоборот. Иногда по отношению к политике ряда регионов относятся слишком либерально. В итоге это может привести к тому, что, например, в Калининградской области многие начнут считать себя не русскими, а европейцами. Или Татарстан откажется поддерживать внешнюю политику России и скажет, что он ориентирован на Турцию. Не говоря уже о республиках Северного Кавказа.

Москве надо пересматривать федеративные отношения в сторону большей экономической самостоятельности регионов, но и одновременно большей политической унификации, чтобы у них не было соблазна выделиться из состава России.

В конце позапрошлого века никто не предполагал, что Украина может отколоться от единой Российской империи. К украинскому национальному движению из нескольких сот человек относились с насмешкой. Сейчас тоже могут сказать, что отделение Сибири — это фантазии. Но мы видим, что они порой превращаются в реальность. И над этим очень плотно работают внешние соперники. Вот вам звоночек — создание информагентства, которое направлено на работу на Севере России — «Север.Реалии»…

— Были подобные проекты — «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии».

— Абсолютно верно. У России одна из проблем — деградация ее центрально-европейских регионов — чисто русских. Они не получают такого финансирования, как национальные субъекты. А в некоторых национальных республиках России русские люди дискриминируются почти так же, как на Украине. Их детей заставляют изучать не родной для них язык или историю, которая в местных учебниках трактуется совсем по-другому. И глядя на Украину, именно этому надо уделить повышенное внимание.

ВОПРОС ДНЯ

Есть ли нам чему поучиться у Украины, а чего не возьмем никогда?

Анна ШАЛАШКОВА, волонтер из Донецка:

— У украинцев учиться нечему. Мы не должны разваливать свою родину. Делать из доброй страны злую. Не стоит учиться у них обману. Они думают одно, а говорят другое. Они притворяются патриотами. На самом деле этого нет. Мы свою историю ни на что не променяли, а они променяли.

Николай ВАЛУЕВ, депутат Госдумы, экс-чемпион мира по боксу:

— Чему нам точно не стоит учиться у народа Украины, так это их умению принимать скоропалительные решения, когда эмоции выше здравого смысла. А нам в силу нашей, скажем, северной холодности порой не хватает той артистичности и огня, которые есть у украинцев. Вот этому можно поучиться.

Владимир МАМОНТОВ, гендиректор радиостанции «Говорит Москва»:

— Научиться бы у украинцев так же душевно петь украинские песни. А больше пока нечему.

Дмитрий ГРУШЕВСКИЙ, актер и телеведущий:

— На Украине креативные ребята, прекрасные артисты. В политике и информпространстве там больше конкуренции. Но все понимают, что нам не нужен сценарий майдана и прочего негатива. А оздоровлению наших отношений поможет какой-нибудь фестиваль, которому я бы дал имя Иосифа Кобзона. Он был российским гражданином, но любил Украину.

Максим ИЛЬИНОВ, казак, Ростов-на-Дону:

— Нравится их отношение к застолью, к еде — они очень хлебосольные. А чему не надо учиться, так это чрезмерной гордости за свою нацию, тогда мы сможем избежать раздраев.

Александр АСАФОВ, политолог:

— Я думаю, что нам стоит поучиться лишь не совершать тех ошибок, которые за всю свою недолгую историю государственности Украина совершила. Это касается и экономики, и политики, и отношения к собственным гражданам.

Сергей, футболист-экономист, слушатель Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM):

— Чему поучиться? В футбол лучше играть. Вон как они португальцев на днях разделали. Ну и экономические реформы проводить. На Украине налоги снижать собираются, а мы только поднимаем. В кубышке триллионы уже, бизнес загибается, а государству все мало.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.