Как «великие стройки» делают Семью губернатора богатой, а регион — нищим

0 8

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин — об истории, которая могла произойти в любой области и республике страны. И во многих — происходит. Поэтому каждый наверняка увидит (полностью или штрихами) здесь и отражение своего региона [Часть 2]

Как "великие стройки" делают Семью губернатора богатой, а регион - нищим

Когда-то Саранск жил на широкую ногу (справа — актер Жерар Депардье в мордовской рубахе, слева — глава Мордовии Владимир Волков), теперь Мордовии приходится за это платить.Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Изменить размер текста:AA

Окончание. Начало см. Часть 1

В предыдущей части мы рассказывали, как районный прокурор заштатного поселка возбудил обычное уголовное дело против собственников незаконного карьера и так перешел дорогу Семье экс-губернатора Мордовии и Самары Николая Меркушкина. Эта рядовая для России история вдруг привела к неожиданным последствиям…

«АРИСТОКРАТИЯ»

— Не выйдет, зря стучите. — Сосед Куликовых делал вид, что смотрит в поле, а сам косил зеленым глазом на аккуратный (даже слишком для этих мест) дом.

— Не смотрите туда! — советует. — Она наблюдает! Из-за занавески.

— Кто?

— Жена Алексея — Евгения. Ну того, чей карьер… Эх, Куликовы-Куликовы, — сосед сокрушенно качал головой. — Хорошие же люди. Алексей был директором колхоза, супруга — в интернате для престарелых. И сына их, Олега, бог в макушку поцеловал: женился на родственнице (палец вверх) самого губернатора Меркушкина. И Куликовы испортились. Решили — коль породнились с экс-губернатором, то теперь аристократия. Евгения стала заносчива. Даже бросила чем-то тяжелым в директора интерната — за что потом его же и уволили… Алексею Меркушкины карьер выдали, тот сразу дом отремонтировал… (сосед снова косится в сторону Куликовых, пока я колочу в дверь), Не, дверь не откроет.

— Почему?

— Стыдно. Узнало село, что из-за Куликовых прокурора выгнали. Да и быть родственником Меркушкина нынче… (морщится). Как в анекдоте: «Николая Ивановича спрашивают: можете ли вы управлять Россией? Он отвечает — смогу. А Евросоюзом? Смогу. А в мировом масштабе? Нет. Родственников не хватит…

К ВАМ ЕДУТ РЕВИЗОРЫ

Сейчас в Мордовии «хрущевская оттепель».

Кто восславлял Солнцеликого, теперь старательно затаптывает его в грязь. У газет, когда-то славивших Строителя и Созидателя, вдруг открылись глаза. И те, кому Николай Иванович дарил деньги и должности, трубят: ату Меркушкина, ату его!

Теперь можно.

В Саранск приезжала бригада из 13 представителей Генпрокуратуры. С задачей расследовать, «как выдавались многомиллиардные кредиты и как львиная доля саранских предприятий оказались в руках ближнего круга Семьи Меркушкина».

Прокурорский десант состоял из очень важных персон силовых ведомств Башкирии, Воронежской, Тверской областей, и возглавлял его замначальника экономического управления Генпрокуратуры Владимир Чернышов. Возбудили несколько уголовных дел — например, по «Корпорации развития Республики Мордовия», выдавшей «безвозвратных» займов «нужным людям» на миллиард рублей.

Но Саранск взволновало другое — ревизоров интересовал вовсе не украденный миллиард. Они изучали родственников экс-губернатора…

Комиссия ревизоров вдруг нагрянула туда, куда местным силовикам заходить категорически запрещалось.

На предприятия Семьи. Офисы кампаний «Ламзурь», «СДС», «Актив-Банк»…

Более того — они зачем-то пришли в гимназию № 19, которую возглавляет родная сестра Меркушкина, чья дочь — внимание! — и была выдана замуж за «поцелованного богом» деревенского парня Олега Куликова.

Тот, кто читал предыдущую часть статьи, помнит, что эту кашу с ревизорами (вероятно) заварил «маленький» районный прокурор Филиппов, который всего лишь пытался закрыть незаконный песчаный карьер у села Поводимово.

Он написал в Генпрокуратуру:

«Когда была начата фиксация фактов вывоза и продажи песка из карьера, мне поступил звонок от судьи Ленинского райсуда г. Саранска Инны Куликовой, которая пояснила, что она дочь родной сестры бывшего главы Мордовии Меркушкина… что я влез в их семейный бизнес и, если не прекращу проверку по карьеру, принадлежащему их семье, меня ждут большие проблемы».

«В 2014 году, — пишет Филиппов, — началась реконструкция автодороги Саранск — Ульяновск на сумму почти три миллиарда рублей. Для реконструкции необходимо большое количество песка, и как же может Семья упустить доход?! А тут мешает какой-то районный прокурор… Ведь только по двум контрактам и только с одного карьера Семья незаконно получила не менее 500 миллионов рублей».

Проследив за банковскими проводками, Филиппов увидел, как деньги с карьера, а также со многих предприятий стекались в определенные фонды. Мелкие фирмы брали кредиты, обналичивали деньги через «семейные» предприятия и благополучно банкротились (что и случилось в итоге с карьером «Поводимовский»).

Донкихотство Филиппова попытался повторить другой районный прокурор (Октябрьского района) — Парамонов. Он обнаружил еще один незаконный «семейный» карьер, где работала компания «Тавла» (была создана к чемпионату мира по футболу и контролировалась младшим сыном экс-губернатора Алексеем). Прокурор подал иск в суд, но вдруг получил отказ.

Наверное, потому что выносила решение судья Инна Куликова, племянница Меркушкина. Решение племянницы руководство прокуратуры вопреки традиции даже не обжаловало. Но нахальный поступок запомнило. Однажды Парамонов разбил в неслужебное время служебный автомобиль и был обязан срочно компенсировать своему ведомству 600 тысяч рублей. Взял у знакомого бизнесмена взаймы 300 тысяч. И тут же сел на семь лет. За взятку.

Как "великие стройки" делают Семью губернатора богатой, а регион - нищим

Племянница экс-губернатора — судья Инна Куликова. Фото: leninsky.mor.sudrf.ru

И Филиппова за его письма в Генпрокуратуру тоже, конечно, уволили. Но мятежного прокурора федералы заметили. И, видимо, удивились златоглавые.

Конечно, в национальных республиках Семьи и не так чудят, но чтоб уважаемый в Москве клан из губернатора-судей-силовиков-олигархов так по-щедрински гонялся за каким-то маленьким прокурором!

Думаю, Москва из любопытства прислала ревизорскую разведку, чтобы всю эту трагикомичную историю разглядеть поближе.

ОШИБКА ГУБЕРНАТОРА

А в это время у главы Семьи Николая Меркушкина случились две неприятности сразу.

Хотя после назначения Николая Ивановича на новую должность — главы Самарской области — все шло штатно. Мордовское нашествие успешно покоряло аборигенов. Цементно-продуктовые предприятия Семьи хлынули в «завоеванную» область, и скоро в магазинах была сплошная Мордовия. Нужные строительные компании возводили к чемпионату мира еще один (после саранской гигант-арены) стадион, который тут же подорожал (от согласованной с Москвой проектной стоимости) почти на 11 миллиардов рублей. Казалось, пройдет пара-тройка губернаторских сроков и Семья с помощью кредитов поднимет и самарскую экономику.

Но как гром средь ясного неба — предательство Мордовии!

Хотя Николай Иванович подстраховался крепким тандемом, оставив в Саранске свою правую руку — Владимира Волкова и прикрепив к нему вице-премьером своего младшего сына — Алексея. Меркушкин управлял двумя регионами сразу. Он наведывал Семью и со свойственной непосредственностью проводил планерки мордовского правительства. И спрашивал с местного главы Волкова — что тут и как.

Как "великие стройки" делают Семью губернатора богатой, а регион - нищим

Младший сын экс-губернатора — бывший вице-премьер Мордовии Алексей Меркушкин. Фото: facebook.com

Тандем развалился из-за пустяка.

— Меркушкин мне рассказывает: ты представляешь, какую Волков ошибку допустил, — вспоминает депутат Госдумы Александр Хинштейн. — Приезжаю я на матч. И диктор объявляет, мол, у нас присутствует почетный гость — и называет сначала его (Волкова) и только потом меня. Стадион как засвистит!

— Я — ему: Волков — действующий глава, — смеется Хинштейн. — А Меркушкин: но я же стадион строил! Вы, мол, не понимаете, как относятся ко мне люди, я для них авторитет!

Но скоро с Меркушкиным случается еще одна неприятность: арестовывают придворного блогера Бегуна. Тот дает показания: будто бы губернатор лично заказывал у него публикацию компромата на ряд таких ослепительных лиц, как глава «Ростеха» Сергей Чемезов, глава «Роснефти» Игорь Сечин, секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов и почему-то лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

А тут, как назло, стало запаздывать к чемпионату мира возведение стадиона (по словам Хинштейна, из-за «семейной» 11-миллиардной накрутки на строительство).

Пораженная таким забористым сюром Москва отправляет Меркушкина в отставку. Словно в отместку на престраннейшую должность — спецпредставителем по взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов.

Николай Иванович возвращается на благодарную, как ему кажется, родину, ездит по республике, собирает совещания. Не понимая, видимо, что Мордовия изменилась.

— Бывало, идет Меркушкин по территории семейной фабрики, — рассказывают очевидцы. — Спрашивает у охранников: «Как жизнь, мужики?»

— Так себе, Николай Иванович.

— Какая зарплата?

— 18 тысяч, — вздыхают в уверенности, что бывший глава сейчас посочувствует.

— Много что-то, — вдруг хмурится тот. — Балуют тут вас.

Раньше бы люди, восхищенные фонтанами и футболом, это съели. А сейчас обедневший народ размышляет: а не Меркушкин ли виноват?

В итоге вслед за изгнанным районным прокурором Филипповым непокорность Семье стали глухо высказывать даже те, кто был ей обязан. После приезда ревизоров саранская пресса начинает кампанию по борьбе с «культом личности».

Что мудро, верно, безупречно. Ведь «вовремя предать — это не предать, а предвидеть».

Мордовии давно было пора объяснить Москве, как у нее накопились такие безумные долги. А тут такой удобный случай!

Как "великие стройки" делают Семью губернатора богатой, а регион - нищим

Гигантский стадион — открылся в Саранске к чемпионату мира по футболу. Фото: Станислав КРАСИЛЬНИКОВ/ТАСС

КОРОЛЬ ЛИР

Местные власти свое предательство Отца-Основателя не то что отрицают. Они выразительно проводят рукой по горлу. Достал!

Один из местных чиновников (его имя я поклялся забыть) даже сказал в сердцах, указывая на один из спортивных дворцов:

— Соратники Меркушкина чуть ли не на коленях стояли, уговаривая отменить хотя бы этот проект. Убеждали — Семья Семьей, но бедная республика не потянет ни строительство, ни обслуживание. Бесполезно. А потом Валенитина Матвиенко, приехав в Саранск, назвала этот дворец памятником неуемного тщеславия. Сейчас мы запускать эту громадину боимся, представляя, сколько миллионов рублей «коммуналки» она сразу съест… А теперь в Москве нам тычут — вы супербанкроты. Вы, мол, по отношению долга к собственным доходам самые крупные в России должники (194,2%. — Ред.) Мы, говорят, больше не будем списывать вашу астрономическую задолженность, и только при жесточайшем соблюдении графика платежей можно рассчитывать на какие-то послабления. Теперь среди этого великолепия (обводит рукой ослепительный Саранск) мы ходим с протянутой рукой — то там что-то за долги обесточат, то там — отсоединят…

— Мы говорим федералам, — хмурится чиновник. — Допустим — мы банкроты! Забирайте все это (снова тычет пальцем в великолепие вокруг) себе в счет долга, оцените реально наши возможности. Не хотят! Они не могут привыкнуть, что мы благонадежные плательщики, которых не надо душить…

На вопрос, поможет ли республике возврат Семьей денег, чиновник вздыхает:

— Тут как бы не угробить кучу предприятий — начнет их лихорадить, республика потеряет больше, чем получит.

Правда, сторонники Николая Ивановича замечают, что он оставил республику с 24 миллиардами рублей долга, а теперь — 49 миллиардов. Что занимать за год почти 10 миллиардов на чемпионат мира, да еще в коммерческих банках под бешеные проценты — нехорошо. Кто будет отдавать? Будущее поколение? Одно? Два? Три?

Говорят, что при Меркушкине было единоначалие, где каждый мордовский клан знал свое место. А теперь, мол, приворовывают хаотично, без дисциплины. И главное — подросшие кланы теснят Семью.

— Ты думаешь, если бы сейчас в Мордовии появился сумасшедший прокурор вроде Филиппова, — сказал мне знакомый, работающий в Семье, — и наехал на предприятие ну, например … (называет высокопоставленного члена правительства Мордовии, у которого, как и у Меркушкина, официально ничего нет), с ним бы не произошло то же самое?!. Вспомни хоть историю с предпринимателем Маловым.

Как "великие стройки" делают Семью губернатора богатой, а регион - нищим

Но построен еще один стадион. Его уже боятся открывать: «Сколько миллионов «коммуналки» он съест?!»

Вспоминаю. Бизнесмен вкладывает в нефтебазу 30 миллионов рублей, ее заставляют по-хорошему отдать.

Слушаю запись, сделанную Маловым.

«- Ты хочешь, чтобы тебя закрыли? Я не пугаю, просто не мое такое желание будет, понимаешь? И все рухнет у тебя. Ты подумай о своей семье… Говоришь: «Базу я не отдам, на панель я пойду». Ты заставляешь глупость совершать. Подумай о себе. Это надо сделать сегодня. Сегодня надо все переписать.

— Мы никаких претензий к тебе иметь не будем, если вы отдадите сейчас эту базу государству. Если это не будет сделано, мы откроем процесс незаконного предпринимательства. И я гарантирую, что мы незаконное предпринимательство докажем».

В итоге базу забрали.

А теперь представим, чьи голоса на записи. Меркушкина? Кого-то из Семьи?

Суд, кстати, забрал нефтяную базу по интересному основанию. Мол, к Малову претензий нет. Он законный арендатор. Было оспорено право на собственность того, кто сдал участок в аренду. И завод отдали муниципалитету.

Так вот… Первая часть записи очень похожа на голос вице-премьера Мордовии Владимира Руженкова.

А вторая — на голос главы Мордовии Владимира Волкова

P.S. Что будет теперь с Мордовией — спросите.

Да, ничего. Никого, скорее всего, сильно не накажут. И Семья, поделившись активами (в мордовском правительстве очень ждут возврата 5 миллиардов), оставшиеся деньги переведет в столицу. Благо в Подмосковье она уже построила особняки для своих детей. В худшем случае — уедет в какой-нибудь Брюссель… А если уж по совести, по справедливости русской (в ней позволяется беззаконие и воровство ради общего блага), наказывать Семью не за что.

И дело не в том, что тогда надо пересажать почти всю элиту нашу чадолюбивую.

Мордовия поймет по-настоящему, кто такой Меркушкин (если выкарабкается из долгов), когда будет жить по средствам. Без Депардье, без Рональдо, без других способов освоения московских миллиардов…

В ближайшие годы Саранску, похоже, суждена бедная провинциальная жизнь, среди которой зачем-то будут стоять ненужные дворцы и гигантские стадионы, как надгробия уходящей эпохе. Когда чиновники-отцы учили детей «по князю Меншикову» не только пилить, но и строить. Теперь Семьи в регионах стали современнее, умнее. И строить им уже незачем.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Николай МЕРКУШКИН родился в 1951 году. По национальности мокша. Учился в Мордовском государственном университете, где ректором был его родной дядя. Был избран секретарем комитета комсомола, в 1982-м становится первым секретарем Мордовского областного комитета ВЛКСМ.

В 1991 году — председатель Фонда госимущества, в 1995-м — глава Мордовии. Республику возглавлял 17 лет. В 2012 году становится губернатором Самарской области. 25 сентября 2017 года был отправлен в отставку и назначен специальным представителем по взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как губернатор и его Семья стали Хозяевами региона. Но споткнулись о маленького прокурора

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин — об истории, которая могла произойти в любой области и республике страны. И во многих — происходит. Поэтому каждый наверняка увидит (полностью или штрихами) здесь и отражение своего региона

А отправился журналист «КП» в самый центр России — в Республику Мордовия. Местному населению вдруг «открыли» глаза: регион, оказывается, превратился в личное хозяйство клана губернатора и что с этим делать — никто не знает. Оставить как есть — нехорошо. Разрушить — рухнет вся республика. (подробности)

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.