BRAINSTORM: «На Евровидение больше не поедем, и мы не против мата в песнях»

0 6

Латвийская рок-группа дала интервью «Комосомольской правде» в преддверии концерта в Новосибирске 14 октября в новосибирском ДК железнодорожников

BRAINSTORM: «На Евровидение больше не поедем, и мы не против мата в песнях»

Латвийская рок-группа приезжает в Новосибирск.

Изменить размер текста:AA

Музыканты рассказали, на каком языке были бы рады услышать свои песни, допустимы ли компромиссы по отношению к употреблению нецензурной лексики в творчестве и каким песням из своих альбомов они пророчили великое будущее, но этого не случилось… На наши вопросы отвечали Ренарс Кауперс, Янис Юбалтс, Каспарс Рога и Марис Михельсонс.

— Этим летом вы провели несколько дней в Китае, где спели с китайским рэпером BigYear песню «На заре». Почему решили обратиться к Востоку?

Ренарс Кауперс:

— Мы должны отдать должное музыкантам группы «Альянс» — создателям этой песни. Благодаря Жене Гришковцу и группе «Бигуди» у нас появилась возможность записать кавер. Летом мы были в Китае — там и записали новую версию. В ней вместо Гришковца читает текст репер BigYear. Почему взяли именно эту песню? Мы попросили друзей узнать, какая из наших песен нравится жителям Поднебесной больше всего. Песня «На заре» оказалась в лидерах, поэтому мы и решили сделать новую версию. Получилось хорошее звучание, и клип — живой, в нем много кадров из нашей поездки в Китай.

— На каком еще языке вы бы хотели услышать свои песни?

Марис Михельсонс:

— Было бы интересно услышать какую-нибудь песню на французском. Язык изящный. Если бы кто-то сделал кавер… Думаю, хорошо бы легла песня «Выходные».

— Как вы сейчас относитесь к конкурсу «Евровидение»? Изменился ли он, на ваш взгляд? Согласились бы участвовать в нем, если бы предложили?

Ренарс Кауперс:

— Вряд ли… 20 лет назад было проще, не было полуфиналов. Мы ехали в Стокгольм и до конца не знали, что это за мероприятие. Ведь Латвия тогда участвовала в первый раз. Мы знали только, что у «Евровидения» большая аудитория, что это крупный конкурс. Сейчас следим за ним, хотя и не каждый год. А иногда даже ставки делаем — спортивный дух на «Евровидении» точно присутствует. Это хороший трамплин для многих исполнителей, в том числе он был таковым и для нас. После «Евровидения» мы поехали в Скандинавию, Швецию, Бельгию, наша песня была популярна.

— Вы как-то сказали, что нецензурная лексика в песнях, если она несет смысл, — это нормально. В Новосибирске часто пытаются запретить выступления Шнурова как раз из-за мата. Как вы считаете, мат в песне на альбоме и мат в песне со сцены — это все-таки разные вещи?

Каспарс Рога:

— Всегда важен контекст, а также стоит помнить: искусство — это форма некой провокации, оно провоцирует на эмоции. Если вы смотрите на полотно и в вас рождаются эмоции, значит, художник добился своего. Какие эмоции — это уже на совести художника. Мат может быть оправдан, если персонаж или контекст песни без него невозможен. Мат нужен, чтобы передать суть конкретного момента. Например, в фильме иногда ругаются, чтобы показать уличную жизнь. Чтобы мы реально представили себе, что действие происходит на улице.

Янис Юбалтс:

— В хип-хопе присутствие мата кажется нормальным, он там уместен, и присутствие нецензурной лексики в альбоме я понять могу. Но в массмедиа — точно нет, надо «запикивать». Если ты пришел на концерт — понятно, что ты хочешь слышать песню так, как слышал ее в альбоме. Поэтому на концерте, думаю, мат допустим.

Ренарс Кауперс:

— У всех нас есть дети, и мы не хотим, чтобы они слушали мат. У меня двойственная позиция. Да, в определенном контексте употреблять мат можно, но я бы не хотел, чтобы мой сын слушал это. «Запикивать» мат на радио или ТВ — это хороший компромисс. На афише концерта также надо предупреждать, что будет присутствовать нецензурная лексика.

— Есть в вашем творчестве песня, которая не выстрелила, несмотря на большие ожидания? И вам до сих пор хочется сказать: «Переслушайте ее, она крутая, нам жалко, что ее не оценили».

Ренарс Кауперс:

— Таких песен много. Маленькая предыстория. Выпуская альбомы, мы всегда говорим: «Вот эта песня будет хитом». Причем в каждом альбоме три-четыре такие песни, нам кажется, что это «вау!», зайдет на Западе и в мире. И каждый раз ошибаемся! Но происходит чудо с другой песней, от которой мы ничего не ждали…

Марис Михельсонс:

— Stay Young and Beautiful — я считаю, эта песня как раз из тех, что достойны стать хитом. Когда она звучит, я до сих пор восторгаюсь. Я так в нее верил и верю сейчас! Мне кажется, она еще выстрелит. Мы записали эту песню в 2015 году в Германии. Записывать ее помогал наш друг, он пел бэк-вокал и говорил: «Это мощно, все будут вам подпевать». Считаю, Stay Young and Beautiful — больше для пацанов, чем для девочек. Думаю, если эта песня попадет в правильные руки и в радиоротацию, она еще выстрелит.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.